Search

What we owe each other. О новом социальном контракте.



Книга What We Owe Each Other: A New Social Contract for a Better Society (https://press.princeton.edu/books/hardcover/9780691204451/what-we-owe-each-other) авторства Minouche Shafik, рожденной в Египте, но сделавшей отличную карьеру в Англии (какое то время она была заместителем руководителя Банка Англии, а с 2017 года возглавляет London School of Economics), вошла в число best seller по версии Financial Times в 2021 году


В книге реанимируется уже давно подзабытая и оставшаяся в исторической литературе категория социального контракта или общественного договора. Да да, та самая, что в свое время была разработана и выдвинута Гоббсом, Локком и Руссо


Но в своей книге, Minouche сосредотачивается не на политике и власти, а социально-экономических вопросах, требующих новых договоренностей в обществе и между обществом и государством. Пенсионная система, образование, медицина… В каждой из этих сфер, как убедительно показывает автор, есть «болячки», которые в скором времени могут перейти в «нарывы» и, если не будут вылечены, ослабят весь общественный организм.


Ниже – некоторые идеи и наблюдения, которые мне показались наиболее интересными в этой книге


Ниже приведена диаграмма, характеризующие уровень социальной мобильности в странах. Она измеряется числом поколений, которые требуется прожить семье, чтобы выйти из малообеспеченных слоев населения на уровень среднего класса. Как видно из диаграммы, в некоторых странах это вопрос 7-9 поколений. В свою очередь в среднем среди в странах OECD это 4-5 поколений. Наиболее открыты в плане социальной мобильности Дания и другие страны Скандинавии.


Другой важной характеристикой развития общества является доля трудоустроенных женщин. В книге приведена информация о распределении среднего количество часов, которые женщины в разных странах тратят на то, что мы называем «работой по дому». Как видно, наибольшее время на эту неоплачиваемую занятость уходит у женщин, проживающих в Латинской Америке и, как ни странно, в Австралии. В Норвегии этот показатель – 3,7 часов в день, в Японии - 3,6 часов, а в Мексике, например, 7 часов. Как правило, в тех странах, где уровень женской безработицы высок, не задействован огромный потенциал для экономического роста. По оценкам ученых, которые приводит автор книги, полное трудоустройство и мужчин и женщин повысило бы уровень мирового ВВП примерно на 35%.


Вот ещё несколько интересных статистических данных, связанных женской занятостью:


- Большинство исследований подтверждают, что пребывание в первые 2-3 года жизни матери и отца с ребёнком, существенно увеличивает потенциал его развития. Причём пребывание отца и матери с ребёнком – не заменяющие друг друга опций. Они развивают ребенка по-разному. Так, например, исследования показали, что общение ребенка с отцом повышает уровень его risk taking и любознательность. В частности, тесты двухлетних детей дают более высокий результаты, если в возрасте трёх месяцев они активно общались с отцами. Примерно так)


- В свою очередь, если женщина возвращается на работу в течение 2-3 лет после рождения ребёнка, у детей наблюдаются более высокие показатели поведенческого и интеллектуального развития.


Вместе с тем, как отмечает автор, очень важно, чтобы общество так же принимало в качестве нормы длительные декретные отпуска не только матерей, но и отцов. В обратном случае, как в Японии, ими не буду пользоваться, что в итоге негативно отражается и на развитии детей, и на экономике, поскольку женщина выходит на работу либо намного позже, либо не выходит вовсе.


В последние годы мировая система образования стремительно развилась. В 2010-м году среднестатистический работник из Бангладеш имел за плечами больше лет образования, чем средний работник из Франции в 1975 году. В свою очередь, Марокко понадобилось лишь 11 лет для того, чтобы поднять уровень вовлечения в школьное образование девочек почти до 88%, в то время как Соединенным Штатам Америки в свое время потребовалось на это же 40 лет.


Учёные также посчитали (на основе выборки данных со 139 стран) , что каждый дополнительный год образование повышает ежегодный доход человека на 10 процентов. В свою очередь, в Великобритании каждый 1 £, инвестированный в образование, дает 7 £ для выпускника образовательного учреждения и 25 £ для государства виде дополнительных налогов, сокращенного уровне социальных расходов и меньшего количества преступлений


Вместе с тем, сегодня во всем мире наблюдается недостаточное инвестирование в образование взрослых (adult education), включая перепрофилирование и переобучение. Ведь продолжительность жизни растёт и за период своей жизни человек может овладеть несколькими профессиям, сохранив актуальность до самых старших лет. Для этого необходимо вкладываться в его образование, создавать для этого условия. Но практика показывает, что в среднем на образование взрослых тратится только 0,9% от ВВП, по сравнению с 2,6% на основное образование и 1,3% на высшее образование. В большинстве стран мира государство занимает только 20% в расходах на переобучение взрослых. Остальное – это их личные сбережения, а также компенсации со стороны частных компаний (которые, безусловно, заинтересованы в развитии работника только до определённого уровня и не вкладываются в повышение его профессиональной востребованности где-то кроме самой организации).


Ниже - интересные диаграммы, характеризующие уровень расходов на медицину в разных странах. В расчёте на одного гражданина, по данным 2018 г. Из диаграммы видно, что расходы на медицину Соединенных Штатов Америки намного опережает другие страны. Вместе с тем, продолжительность жизни американцев на один год меньше, чем в среднем в развитых экономиках, и она продолжает снижаться


В настоящий момент расходы на медицину растут быстрее, чем население планеты, и быстрее, чем мировая экономика. Как я писал здесь, делая обзор книги Bigger Government: The Future Of Government Expenditure in Advanced Economies, во многом это связано со старением населения, потому что чем старше человек - тем больше расходов на его медицину требуется. Ниже – диаграмма, характеризующие рост расходов на медицину в зависимости от возраста человека в разных странах.


Здесь много можно говорить в цифрах:


- Возврат на инвестиции в превентивной медицине составляет порядка 14,3%. Если же эти расходы поддерживаются государством, он возрастает до 27%

- Экономические расходы, связанные с курением, составляют $1,4 миллиарда ежегодно, из которых $1 миллиард – это потери производительности в связи с перерывами на курение и покупку сигарет, а также болезнями, а $422 млн – медицинские расходы.

- В свою очередь, расходы, связанные, с алкоголем составляют $600 млн.


По данным исследований развивающихся стран, в среднем повышение налога или акции на табак на 10% снижает его потребление в стране на 5%, такое же повышение налога на алкоголь – снижает его потребление на 6%, сахара – на 12%. А по данным Соединенных Штатов, повышение налога на потребление сахара на один цент за унцию сохраняет бюджету $ 23 млрд. медицинских расходов за 10 лет. Тут главное – не перейти грань, в свое время нарушенную в СССР с введением «сухого закона», когда не имея альтернативы, граждане начали пить самогон.


В книге анализируются вопрос о том, имеет ли смысл обеспечивать каждого гражданина минимальным доходом, чтобы он, даже не работая, мог себя прокормить. В разных странах в разное время проводились такие эксперименты. В качестве примера приводится Финляндия, где 2000 случайно выбранных граждан в возрасте 25 до 58 лет был обеспечен ежемесячный доход в сумме € 560. Этот доход они могли сохранить, даже если найдут работу. Через два года после начала этого эксперимента, не было замечено почти никакой связи с тем, насколько быстро они находят работу. Другими словами, минимальный доход не помог им в перенастройке и нахождении нового места в жизни. В результате этого эксперимента было принято решение минимальный доход не вводить. В разных странах приходили примерно к такому же выводу. Как сказал один Нобелевский лауреат Артур Льюис, основным средством борьбы с бедностью является не деньги, а повышение образования.


Другой проблемой, которая рассматривается в этой книге, является старение населения и подходы государства к пенсионному обеспечению. Также приведу несколько интересных цифр. В странах OECD уровень занятости работников возрасте от 50 до 64 лет за последние два десятилетия вырос с 47 до 61%, при том, что почти не изменился в отношении граждан в возрасте 25-54 года. Другими словами, мы наблюдаем большой рост занятости населения, которое ещё вчера могла спокойно уходить на пенсию. Сегодня такого населения становится все больше и либо стоит повышать пенсионный возраст, либо необходимо наращивать налоги на работающее население.


В качестве одного из подходов, который позволяет сбалансировать доходную часть пенсионной системы, автор приводит Португалию, где пенсионный возраст повышается пропорционально росту продолжительности жизни граждан, в пропорции 2/3. Тем самым, государство сохраняет возможность выплаты пенсий стареющему населения без повышения налогов, с другой стороны оставляет пенсионерам одну треть от роста продолжительности их жизни, в течение которой они бы уже могли не работать и получать пособие.


Ниже – приведена диаграмма, характеризующая пенсионный возраст, принятый в разных странах, и ожидаемый возраст, когда работник мог бы уйти на пенсию. Как видно, в большинстве случаев пенсионный возраст можно увеличивать.


Достаточно интересное наблюдение сделано в отношении пенсии женщин. Во многих странах женщины уходят на пенсию раньше, чем мужчины, как, в том числе, в России. То же время, живут они дольше. Это один из аргументов в пользу выравнивание пенсионных возвратов мужчин и женщин. В том числе с учётом того, что в течение жизни женщины работают меньше, чем мужчины, получают меньше денег, что результирует в меньший примерно на 25% размер пенсии, чем мужчины.


А ниже приведены диаграммы, из чего в разных странах складывается доход пенсионера. Лишь во Франции, в Италии, в Германии и в Испании пенсия – это основная часть их дохода. В других странах, включая азиатские, пенсии из государственного бюджета – лишь часть того, что получает пенсионер. Наряду с выплатами от работодателей, собственным капиталом, и наконец заработком, который пенсионер сохраняет и после выхода на пенсию. Особенно последние элемент дохода пенсионера высок в Корее, Мексике, Японии.


Люди будут жить дальше. Для мужчины вероятность дожить до 85 лет увеличится с 50% на сегодня до 75% 2100 году. В то время как у женщин – с 64% сегодня до 83%. В таких странах, как Канада, Франции, Италии, Япония, США и Великобритании, люди, родившиеся после 2000 г., имеют 50 процентную вероятность дожить до 100 лет.


Это ещё больше увеличит расходы государства на пенсионное обеспечение. В развитых странах к 2100 году они будут составлять 25% национального ВВП, в развивающихся – 16%. Для того, чтобы это обеспечить, потребуется целое сочетание разных инструментов, начиная от повышения пенсионного возраста, заканчивая обязательным вовлечением всех работников в пенсионные системы выплат, а также увеличение налогов, поддержка рождаемости, развитие системы переобучения.

Ниже приведена диаграмма, характеризующая уровень оптимизма граждан той или иной страны в отношении своих детей. На вопрос «считаете ли Вы, что Ваши дети будут жить лучше или хуже Вас будущем», большинство китайцев ответили положительно, в то время как европейцы и американцы – в целом отрицательно. Россияне в 45% случаев были согласны с тем, что молодое поколение будет жить лучше, чем они, в то время как 30% утвердили обратное. Безусловно, этот опрос проводился до 2022 г…


Одним из объяснений такого пессимизма являются следующие диаграммы, характеризующие динамику изменения уровня капитала, который у нас есть. Напомню, что, во-первых, это произведённый капитал, то есть «машины и проходы», во-вторых, это человеческий капитал, то есть, прежде всего, здоровье и образование, в-третьих – это природные ресурсы. Как видно из диаграммы, третий вид капитала на наших глазах исчезает. Это как раз те самые природные катаклизмы, вырубка деревьев, исчезновение уже даже не самых редких видов животных. Именно это прибавляет пессимизма европейцам, думающим о будущем своих детей, и пока не сильно заботит развивающиеся страны, которые пытаются компенсировать отставание, прежде всего, в своем материальном развитии.

В заключении – ещё одна диаграмма, наглядно демонстрирующая, как в последние десятилетия снизалось налогообложение практически во всех странах мира. Более подробно про это можно прочитать здесь, где я сделал обзор книги Томаса Пикети «Капитал в 21 веке». Скорее всего, в ближайшие десятилетия мы увидим обратную тенденцию.


Какие выводы можно сделать из этого исследования для себя лично?


Во-первых, быть готовым переобучиться на другую профессию еще один, а то и два раза в жизни

Во-вторых, вести как можно более здоровый образ жизни, так как медицина будет все дороже, а жить мы будем все дольше

В-третьих, иметь как можно больше детей)

В-четвертых, откладывать на свою пенсию уже сейчас, не надеясь на государственную систему обеспечения, как это происходит во многих странах мира за пределами Европы и США


Возможно, кто то из вас отметит что то еще.


118 views0 comments