Search

The Second Machine Age


The Second Machine Age (https://www.amazon.com/Second-Machine-Age.../dp/0393350649)


История появления у меня это книги не типична. Рекомендацию ее прочитать я услышал от Олега Ицхоки, известного российского экономиста, в его интервью Михаилу Зыгарю, не менее известному российскому журналисту (если есть свободный час – рекомендую: https://www.youtube.com/watch?v=HHm0asBiXIE). Но вот купить мне ее удалось (неожиданно) на нашем Авито с доставкой на дом самим продавцом. Бывает и такое.


Авторы книги – Erik Brynjolfsson (https://twitter.com/erikbryn....) и Andrew McAfee (https://twitter.com/amcafee) - известные экономисты, хорошо погрузившиеся во все, что связано с технологиями. Книга вышла в 2014 году, но написана как будто совсем недавно, поскольку полностью актуальна и сегодня.

Судя по библиографии авторов и рейтингам на Amazon, эта книга - самая популярная из их трудов.


Ниже – основные идеи книги, рассчитанные на ваши 5 минут.


• Если посмотреть на историческую перспективу, то можно увидеть, что рост социального развития население Земли всегда шел наравне с ростом числа людей, населяющих планету

• Изобретением, оказавшим наибольшее влияние на развитие человечества, по-прежнему считается паровой двигатель. Несмотря на то, что он оказал свое влияние на прогресс не сразу, а через несколько десятков лет после своего изобретение, его влияние, тем не менее, является самым сильным за всю историю

• По ходу книги авторы приводят множество примеров, когда технология, будучи изобретённой, давала качественный эффект только по истечении какого-то количества лет или даже десятилетий. Поэтому авторы не предполагают шокового влияние цифровизации в ближайший год, два или три. Например, журнал Time обозначил компьютер как «машину года» ещё в 1982-м году. Но потребовались десятилетия для того, чтобы он действительно начал влиять на нашу жизнь.

• Основной урок от использования искусственного интеллекта за прошедшие 35 лет состоит в том, что его применение для решения сложных проблем дается гораздо лучше, чем его применения для решения лёгких проблем. Именно поэтому цифровизация создает гораздо больше рисков для рутинного труда, связанного с вычислениями и другими аналитическими операциями. И она гораздо меньше влияет на ручной труд, который не является рутинным. Условные бухгалтеры и секретари будут заменены машинами скорее, чем садовники, массажисты, няни, уборщицы.

• Как это ни очевидно, ключевым условием дальнейшего экономического роста авторы книги считают повышение производительности труда. В связи с этим единственным способом улучшить нашу жизнь (в материальном плане) являются инновации. Например, благодаря инновация современному американцу требуется всего 11 часов в течение рабочей недели для того, чтобы создать то, на что 1950 ом году он тратил 40 часов

• Для того, чтобы продуктовые инновации дали ощутимый эффект, за ними должна последовать инновация процессов. Поэтому за технологическими новинками 20-го века неизменно следовали изменения в том, как этими новинками управляют. Lean, Six Sigma, Total Quality Management – далеко не полный список методик и подходов, призванных повысить отдачу от технологических, продуктовых инноваций.

• Зачастую для того, чтобы продуктовые инновационные решения дали эффект, должны смениться поколения работников. Те, кто работал на старой технологии, зачастую должны уйти на пенсию, чтобы молодые сотрудники начали использовать технологии в их полном потенциале, постоянно совершенствуя. Именно поэтому экономический эффект, повышение производительности труда следует через 10 и более лет после изобретения, создания нового продукта.

• На каждый 1 доллар, инвестированный в создании нового оборудования, тратиться 9 долларов на создание нового программного обеспечения, обучение людей, развитие новых бизнес-процессов.

• Мы по-прежнему плохо умеем считать экономический эффект от цифровых изменений. Например, с 2004-го по 2008 г. оборот от продаж музыкальных дисков в США снизился в 2 раза. Но это не значит, что музыки стало меньше и что её стали слушать реже. Напротив, она стала дешевле, доступнее, но ушла в совершенно другие каналы, которые не поддаются денежной оценке в традиционном формате. Эти операции как бы выпали из экономического оборота. Оборота, который мы умеем считать. Другой пример – замена телефонных звонков и смс на интернет-телефонию и WhatsApp. Сообщений и звонков меньше не стало, но их стоимость существенно снизилась. Значит, снизился и денежный оборот. Но значит ли, что снизились общественные блага от этого, если снизился ВВП, считаемый от стоимости товарооборота?

• В отличие от денег, время нельзя увеличить. У всех есть только 24 часа в сутках. Поэтому если попытаться измерить эффект, который оказал интернет на нашу жизнь, то можно выяснить, сколько времени он нам сэкономил на то, что мы делали и до его появления. В этом смысле интернет дал нам дополнительное время, который мы сэкономили на поиск информации. Исходя из этой точки зрения он, определённо, имеет положительный эффект. Другое дело, что сейчас мы гораздо больше времени проводим в интернете, чем необходимо. Но это уже совсем другая история.

• Значение человеческого капитала заметно растёт. Уже сейчас, по оценкам исследователей, стоимость человеческого капитала США в 10 раз превышает стоимость материальных ресурсов. Это означает, что развитие человеческого капитала становится приоритетом для организации в период цифровизации рутинных повторяющихся стандартных функций. Развитие талантов будет двигать экономику и другие сферы нашей жизни в период, когда материальные потребности удовлетворены. Например, в свое время в компании Kodak работало 145 000 человек. Но они гораздо меньше повлияли на нашу жизнь, чем команда из 15 разработчиков, создавших Instagram.

• Технологии позволяют получить больше при меньших усилиях меньшего количества талантливых людей. Именно эти люди, создающие благо для большого числа людей за счет инновационного решения, начинают больше всего влиять на нашу жизнь. В свою очередь, те, кто далёк от создания инновационного продукта, продолжат терять в своем развитии, заработке, доступе к материальному и нематериальному благу.

• В последнее время много пишется о росте диспаритета, о неравенстве в доходах между разными слоями населения. По мнению авторов книги, основной причиной этого является развитие технологий. Новые технологии, повышающие экономическую эффективность процесса, вытесняют широкие слои рабочей силы, лишая их дохода, или снижая его, и повышая прибыль для тех, кто изобрёл и умеет применять новые технологии.

• Именно поэтому в настоящее время наибольшую пользу от внедрения новых технологий получают высоко образованные работники, способные работать на новых технологиях, обучать им других.

• За последние годы заработок высокообразованных работников вырос гораздо больше, чем заработок рядового персонала. Одной из причин этого является опережающий рост спроса на высокообразованную рабочую силу.

• Наряду с ростом неравенства доходов, данный эффект имеет своим следствием увеличение доли «акционерного» дохода по отношению к доходу по трудовым договорам. Большую часть прибыли получают создатели технологий, которые заменяют работников (в 2002–2007 годах 1% населения США получал 2/3 доходов от экономического роста в стране), которые, в свою очередь, начиная конкурировать за рабочие места, получают все меньше и меньше. Пока не перейдут в другу отрасль, где смогут быть полезны и смогут заработать больше в качестве наемных работников (то есть куда еще не проникли технологии, которые их заменят) или в случае (что, к сожалению, менее вероятно) создания ими нового продукта, то есть занятия ими роли инноваторов, получающих сверхдоход.

• В литературе существуют большие дебаты относительно того, достойны ли инноваторы, улучшающие нашу жизнь (от сложных операций на сердце до более качественных компьютерных игр), такого сверхдохода, а общество – такого резкого расслоения. Есть как «за», так и «против».

• «Американская мечта», ассоциирующаяся со стабильной работой социальных лифтов, начинает давать сбои. Большинство граждан США (и других развитых экономик) остаются замкнутыми в своем социальном положении, не имея возможности повысить свой доход, перейдя в другую социальную группу. Одна из причин – недоступность образования, признаваемого работодателями для высокооплачиваемых профессий. В результате получается замкнутый круг. The rich get richer and the poor get poorer. Об этом более подробно – в моем Обзоре книги о меритократии.

• Вместе с тем, технологический прогресс, по мнению авторов, – это благо, и потеря работы людьми, чьи функции заменяют более современные технологии, это лишь временная проблема, решаемая либо в рамках поколения потерявших работу (при их переучивании или перепрофилировании), либо в следующем поколении (когда на работу приходят новые люди, умеющие работать в новых технологиях). При этом уровень экономического благополучия в целом все равно вырастет и в среднем потерявшие работу «сегодня» получат больше выгоды «завтра»

• Одним из ключевых тезисов Трампа являлось обвинение Китая и других азиатских стран в том, что они «украли» рабочие места у американцев. Одна если посмотреть на статистику Китая, то с 1996 года и там число рабочих на производстве снизилось на 25% при росте производства на 70%. Или другой пример: широкое внедрение чат ботов оставляет без работы одинаково как сотрудников колл-центров в США, так и в Индии. Повышение производительности труда оказывает влияние на весь мир в гораздо большем масштабе, чем глобализация, которую многие обвиняют в безработице

• Передача тех или иных функций в аутсорсинг или в оффшоринг – это только промежуточный шаг на пути к автоматизации. Ведь если ты можешь дать инструкции сотруднику «что делать» - ты можешь дать их и компьютеру, который будет дешевле, быстрее и качественнее делать рутину, чем любой человек.

• На примере шахмат и кейса Каспарова авторы делают вывод, что сочетание компьютера и человеческого интеллекта создает по истине сильнейший ансамбль, гораздо более эффективный, чем 2, 3, 100 компьютеров.

• Пикассо говорил: «они бесполезны, поскольку могут только давать ответы». Приводя эту цитату, авторы отмечают, что компьютеры тоже не могут сами себя программировать и задавать вопросы. Эта способность по-прежнему остается только у человека. И поэтому нет риска быть замененными для тех профессий, которые связаны с созданием чего-то нового, не запрограммированного ранее.

• Авторы приводят цитату другого известного футуриста Кевина Келли, которая крайне актуальна для многих профессий (включая юристов): «ваше вознаграждение в скором времени будет определяться тем, как вы можете работать с роботами».

• Авторы критикуют современную систему образования, которая делает основной фокус на развитии у ребенка навыков чтения, письма, арифметики. Очевидно, что эти навыки уже сейчас заменяются компьютерами, которые делают это на много быстрее и качественнее, чем люди. Напротив, детей не учат креативности (здесь нельзя не вспомнить одно из самых популярных выступлений Кена Робинсона, недавно ушедшего от нас, на TED Talks: https://www.ted.com/.../sir_ken_robinson_do_schools_kill...), которая и будет в дальнейшем основным драйвером влияния человека на окружающий мир, сохраняя его навыки актуальными.

• Технологии позволяют выявлять самых сильных. В книге приведен пример, когда на одном из MOOC курсов бывшего руководителя по AI в Google (Sebastian Thrun) его слушатели показали гораздо более высокие результаты, чем лучшие студенты Стэнфорда, которым Себастьян читал курсы лично. Лучший студент Стэнфорда был 401м по уровню усвоения курса, уступив 400м слушателям со всеми мира, не имеющим возможности учиться в Стэнфорде, но жадных до знаний, получаемых на открытых курсах.

• Это, среди прочего, авторы используют как аргумент в пользу того, что формальное образование переоценено (имеет место degree inflation) и что именно за курсами MOOC (на Coursera, edX, Khan Academy, многих других) будущее образования.

• Вопреки многим авторитетам вроде Nasim Thaleb, авторы утверждают, что повышение качества образования, отражающееся в международных рейтингах, результирует в экономический рост в этой стране по истечение некоторого времени. В качестве примера приводятся те же США, существенно снизившее свои показатели по успеваемости школьников по сравнению с азиатскими и скандинавскими странами. Поэтому посмотрев на рейтинг успеваемости школьников (например, этот https://www.oecd.org/skills/piaac/), можно прогнозировать развитие экономики тех или иных стран. Кстати, у России по этим показателям все совсем не плохо, мы в десятке по грамотности и примерно там же по арифметике. Так что все у нас впереди)



59 views0 comments

Recent Posts

See All